Рекламу показываем только НЕзарегистрированным пользователям. Войдите или зарегистрируйтесь на Бухфоруме
    .

Реальность хозяйственных операций

Путеводитель по разделу. Штрафы, санкции, проверки, админ-, уголовная ответственность, обжалование решений госорганов

Модератор: Ol_ua

UNREAD_POST VOA » 24 ноя 2012, 00:25

Может все комментарии к тексту пресловутого письма ГНАУ - переместить к его оригинальному тексту?
Вот сам текст письма, размещённый налоговиком viewtopic.php?p=42962#p42962
Выше в этой теме - комментарий к нему vasilisa с сайта 911.
Здесь мой пост от "Бухгалтерии" с комментами к этому же письму viewtopic.php?f=27&t=83&p=45234#p45195
http://stopfake.org/ Бывают такие решения, после принятия которых тараканы в голове аплодируют стоя.

За это сообщение автора VOA поблагодарил:
налоговик
Аватар пользователя
VOA
 
Сообщений: 5119
Зарегистрирован: 07 сен 2012, 21:37
Благодарил (а): 1786 раз.
Поблагодарили: 1978 раз.

UNREAD_POST налоговик » 24 ноя 2012, 01:14

Собрал все в одном сообщении. Спасибо за подсказку :)

За это сообщение автора налоговик поблагодарил:
VOA
Аватар пользователя
налоговик
 
Сообщений: 5680
Зарегистрирован: 20 ноя 2010, 23:29
Благодарил (а): 801 раз.
Поблагодарили: 2566 раз.

UNREAD_POST Мыша » 12 дек 2012, 01:06

Тенденции судебной практики по делам о признании договоров недействительными по искам органов ГНС

...
Верховным Судом Украины в постановлении от 09.02.10 г. по делу № 10/13 указано, что необходимым условием недействительности договора и возникновения у органов государственной налоговой службы права на обращение в суд с иском о взыскании всего полученного по договору является наличие умысла сторон. Умысел в совершении сделки с целью, противоречащей интересам государства и общества, не может выражаться в самом факте неуплаты налогов. О таком умысле может свидетельствовать бестоварный характер сделки, который состоит в заключении сделки без намерения создания гражданско-правовых последствий, а только с целью получения определенных преференций, в частности права на налоговый кредит и соответствующее уменьшение базы налогообложения.
В соответствии с п. 18 постановления Пленума ВСУ от 06.11.09 г. № 9 «О судебной практике рассмотрения гражданских дел о признании сделок недействительными»: «... при квалификации сделки по статье 228 ГК Украины должна учитываться вина, которая выражается в намерении нарушить публичный порядок сторонами сделки или одной из сторон. Доказательством вины может быть приговор суда, постановленный по уголовному делу, в отношении уничтожения, повреждения имущества или незаконного завладения им и т.п.».
Как усматривается из письма ГНАУ от 03.02.09 г. № 2012/7/10-1017 «О разрушении схем уклонения от налогообложения и взыскании средств по ничтожным соглашениям», органы ГНС различают, в частности, противоречащие интересам государства и общества виды соглашений:
- субъект хозяйствования приобретает определенные налоговые преференции в результате осуществления по цепи поставки так называемых бестоварных операций,
- выгодоприобретателем является субъект хозяйствования первого звена в цепи поставки товара (производитель), осуществивший реализацию по цене значительно ниже, нежели цена, по которой товар был приобретен конечным потребителем через ряд посредников.
Доказывание факта существования ничтожной сделки осуществляется определенными средствами доказывания с учетом индивидуальных обстоятельств каждого дела. Основанием недействительности сделки и обращения в суд с иском о взыскании с налогоплательщика средств, полученных по ничтожным соглашениям, является комплекс доказательств, ссылки на которые, как правило, содержатся в акте проверки.
Как отмечает главное налоговое ведомство в упомянутом письме, установление признаков недействительности сделки осуществляется при исследовании документального обеспечения хозяйственных операций, денежного и товарного потоков налогоплательщика и их сопоставления. При этом могут быть использованы, в частности, следующие методы исследования.

Метод 1. Исследование документооборота

Исследование документооборота включает в себя анализ всех документов, необходимых для документирования хозяйственных операций, в частности предусмотренных нормативно-правовыми актами: ст. 43615 ГКУ, Законом Украины от 16.07.99 г. № 996-Х1\/ «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности» (далее -Закон о бухучете) и др. Исследованию подлежат, в первую очередь, такие документы:
- договоры и дополнительные соглашения к ним (и их анализ на предмет соответствия требованиям действующего законодательства);
- документы, подтверждающие транспортировку (перевозку) товаров: договоры перевозки, транспортного экспедирования и документы об их выполнении (значительное внимание уделяется при этом наличию товарно-транспортных накладных), договоры хранения товара, доверенности;
- финансово-хозяйственные документы, подтверждающие уплату денежных средств (платежные поручения, выписки банковских учреждений, приходные и расходные кассовые ордера, чеки РРО и т.п.);
- реестры полученных и выданных налоговых накладных;
- документы, подтверждающие полномочия лиц подписывать вышеуказанные документы на момент их заключения (например, соглашение, приказ, регистрационные и разрешительные документы).
В этом контексте стоит обратить внимание на определение ВАСУ от 21.11.07г. № К-18498/06 по делу № 5/1716-12/303, в котором суд констатирует: «... отсутствие в первичных документах по результатам выполнения договоров о предоставлении услуг (выполнении работ) информации о конкретных услугах, предоставленных заказчику их стоимости, единице измерения лишает возможности сделать вывод о фактическом предоставлении услуг и их связи с подготовкой, организацией, осуществлением производства, продажей продукции (работ, услуг), использованием предприятием в собственной хозяйственной деятельности. Предоставленные налогоплательщиком договоры, акты приема-передачи выполненных работ по настоящим договорам, которые, будучи первичными документами и основанием формирования валовых расходов в связи с осуществлением хозяйственной деятельности, не соответствуют требованиям п. 9.2 ст. 9 Закона Украины «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности в Украине», составлены с нарушением предписаний п. 2.4 Положения о документальном обеспечении записей в бухгалтерском учете, утвержденного приказом МФУ от 24.05.95 г. № 88 и зарегистрированного в Министерстве юстиции Украины 05.06.95 г. под № 168/704, поскольку не содержат данных относительно объемов оказанных услуг, содержания оказанных услуг, в них отсутствует информация о фактически понесенных расходах на проведение информационно-маркетинговых услуг».
Следует отметить, что документальное обеспечение хозяйственных операций в большинстве рассматриваемых дел оценивается Высшим административным судом, в первую очередь, именно с позиции соответствия такого обеспечения требованиям этих двух нормативных актов. С целью подтверждения указанного вывода приведем реквизиты нескольких свежих судебных решений, которые, кстати, были приняты в пользу налогоплательщика: это определения ВАСУ от 02.08.12 г. № К/9991/9960/12, от 19.09.12 г. № К/9991/88731/11, от 19.09.12 г. № К/9991/6390/12, от 04.10.12 г. № К/9991/95078/11.
Следовательно, с учетом изложенного особое внимание следует уделять соответствию первичных документов требованиям Закона о бухучете, Положения о документальном обеспечении записей в бухгалтерском учете, утвержденного приказом Минфина Украины от 24.05.95 г. № 88 (далее -Положение № 88), а также требованиям Гражданского и Хозяйственного кодексов Украины, профильных нормативно-правовых актов, регулирующих форму и содержание документов, которыми оформляются соответствующие хозяйственные операции.
При этом в соответствии с п. 2.15 Положения № 88 обязанность проверки соответствия первичных документов установленным для них требованиям возложена, в первую очередь, на работников, которые ведут бухгалтерской учет. В этом контексте следует отметить, что когда несоответствие первичных документов установленным для них требованиям доказано предусмотренным законом способом, такие документы не могут рассматриваться как надлежащее доказательство факта осуществления отраженной в них сделки. Следовательно, в таких случаях возникает вопрос правомерности внесения изменений в бухгалтерский и налоговый учет на основании таких документов и соответствия требованиям закона самой сделки.
Так, ВАСУ в своем определении от 04.10.12 г. по делу № К/9991/80518/11 отметил: «Согласно п. 2.15 вышеуказанного Положения первичные документы подлежат обязательной проверке работниками, которые ведут бухгалтерский учет, по форме и содержанию. В соответствии с его п. 2.16 запрещается принимать к исполнению первичные документы на операции, противоречащие законодательным и нормативным актам.
(...)
Принимая во внимание обстоятельства, подтвержденные приговором по уголовному делу, (... ) первичные хозяйственные документы, которыми истец обосновывает факты проведения хозяйственных операций с ООО, не могут быть расценены в качестве надлежащих доказательств наличия у истца оснований относить в состав валовых расходов и налогового кредита суммы, уплаченные истцом в пользу ООО».

Метод 2. Исследование денежного потока

Данный метод является факультативным, поскольку его результаты могут свидетельствовать о наличии оснований для недействительности сделки только в совокупности с соответствующим документальным подтверждением.
Метод заключается в исследовании форм осуществления расчетов (денежные средства, векселя, бартер, зачет требований и т.п.). Суть метода - в исследовании того, что налогоплательщик намеревается получить экономический эффект исключительно или преимущественно за счет получения определенных налоговых преференций в результате проведения ряда расчетных операций.
Так, в своем обзорном письме от 06.07.09 г. № 982/13/13-09 «О некоторых вопросах практики разрешения дел при участии органов государственной налоговой службы (по материалам дел, рассмотренных Высшим административным судом Украины в кассационном порядке)» ВАСУ отмечает, что отсутствие надлежащим образом оформленных первичных документов, которые бы подтверждали предоставление услуг, в совокупности с тем фактом, что сторонами не проведены расчеты по договору поставки, является достаточным основанием считать, что заключенная налогоплательщиком сделка, не направленная на осуществление хозяйственной деятельности, является нарушающей публичный порядок, а следовательно, является ничтожной.

Метод 3. Исследование товарного потока

Заключается в:
- исследовании фактического движения товаров от товаропроизводителя по цепи поставки к конечному потребителю (выгодоприобретателю);
- анализе хозяйственной деятельности налогоплательщика и проверке на соответствие требованиям и ограничениям, установленным государством (например, соответствие и соблюдение определенных Гостов, разрешений, наличие сертификатов, лицензий, нотариальное удостоверение сделок в случаях, предусмотренных законом, и др.);
- анализе производственных мощностей, необходимых для осуществления определенных технологических процессов, проверки их фактического наличия у предприятий, которые согласно заключенным соглашениям должны их иметь;
- установлении факта возможности/невозможности реального осуществления операций во времени с учетом действительного времени, отдаленности, расположения контрагентов один от другого, места нахождения имущества. Осуществление операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в учетных документах без достаточных ресурсов.
Сам по себе факт уплаты денежных средств контрагентом не является безусловным подтверждением того, что поставка имела место.
Поддерживая данные тезисы, ВАСУ в письме от 02.06.11 г. № 742/11/13-11 «Об одинаковом применении административными судами отдельных предписаний Налогового кодекса Украины и Кодекса административного судопроизводства Украины» рекомендовал административным судам тщательным образом исследовать движение активов налогоплательщика в процессе осуществления хозяйственной операции.
В ходе этого исследования, по мнению ВАСУ, судам следует изучать не только все первичные документы, которые надлежит составлять в зависимости от определенного вида хозяйственной операции, но и физические, технические и технологические возможности определенного лица по совершению тех или иных действий, которые являются содержанием хозяйственной операции:
- наличие квалифицированного персонала, основных фондов, в том числе транспортных средств для перевозки или производства, помещений для хранения товаров и т.п., если такие условия необходимы для осуществления определенной операции;
- возможность осуществления операций с соответствующим количеством определенного товара в соответствующие сроки с учетом срока его пригодности, доступности на рынке и т.п.;
- наличие соответствующих лицензий и других разрешительных документов, необходимых для ведения определенного вида хозяйственной деятельности.
Вместе с тем суды критически относятся к ссылкам органов налоговой службы на то, что контрагентами налогоплательщика являются субъекты хозяйствования, которые систематически не уплачивают налоги, деятельность которых имеет признаки фиктивного предпринимательства, которые по местонахождению не находятся, не отчитываются о своей деятельности или представляют налоговые декларации о ее отсутствии, зарегистрированные собственники и должностные лица которых не признают свою причастность к их деятельности.
Вместе с тем ВАСУ в письме от 20.07.10 г. № 1112/11/13-10 «Проблемные вопросы применения законодательства по делам при участии органов государственной налоговой службы» отметил следующее: «В действующем законодательстве Украины отсутствует определение понятия «добросовестный налогоплательщик». Также законодательство не содержит определенных критериев добросовестности налогоплательщика.
При этом не являются основанием для признания неправомерными операций налогоплательщика нарушения налоговой дисциплины, допущенные контрагентом налогоплательщика, дальнейшее прекращение или аннулирование статуса плательщика налога на добавленную стоимость его контрагента. Все операции, совершенные контрагентом налогоплательщика до прекращения такого контрагента, не могут автоматически рассматриваться как ничтожные сделки в силу самого прекращения юридического лица или аннулирования его налогового статуса».
Эти выводы находят отражение и в судебной практике высшего специализированного суда: см. определения ВАСУ от 03.03.12 г. № К-50427/09, от
18.09.12 г. № К/9991/28332/12по делу № 0670/6396/11, от 18.09.12 г. № К/9991/31980/12 по делу № 0670/ 6396/11, от 17.10.12 г. № К/9991/55450/12 по делу № 2а- 7290/11/2670.
Принимая во внимание все изложенное, рекомендуем тщательным образом проанализировать документальное обеспечение собственных хозяйственных операций и привести его в соответствие с нормами действующего законодательства с учетом приведенных выше рекомендаций.
Руслан БАНДУРИСТЫЙ
АБ № 23
Аватар пользователя
Мыша
 
Сообщений: 944
Зарегистрирован: 07 июн 2011, 10:40
Благодарил (а): 288 раз.
Поблагодарили: 329 раз.

UNREAD_POST Шантарам » 12 дек 2012, 11:04

Здравствуйте!
Извините, но чего то не понятно. Предмет иска какой? Учитывая наличие двух актов приема-передачи, которые видела налоговая и вынесла НУР. Или речь идет не об иске к подрядчику, а иск в админсуд - опротестовано НУР? А подрядчик не может предоставить документы, подтверждающие закупку материала и найм рабочих?
Аватар пользователя
Шантарам
 
Сообщений: 258
Зарегистрирован: 08 фев 2012, 15:12
Благодарил (а): 48 раз.
Поблагодарили: 69 раз.

UNREAD_POST Мыша » 12 дек 2012, 11:12

Шантарам писал(а):Здравствуйте!
Извините, но чего то не понятно. Предмет иска какой? Учитывая наличие двух актов приема-передачи, которые видела налоговая и вынесла НУР. Или речь идет не об иске к подрядчику, а иск в админсуд - опротестовано НУР? А подрядчик не может предоставить документы, подтверждающие закупку материала и найм рабочих?

Прошу прощения.. Так и не понял, по поводу какой именно фразы задан этот вопрос?
Аватар пользователя
Мыша
 
Сообщений: 944
Зарегистрирован: 07 июн 2011, 10:40
Благодарил (а): 288 раз.
Поблагодарили: 329 раз.

UNREAD_POST Шантарам » 12 дек 2012, 11:17

как доказать реальность хоз. отношений
Сообщение
Aleksiy 89 » 30 май 2012, 08:54
Aleksiy 89 » 31 май 2012, 11:57

Да. Вижу, что давно. Но интересно, доказали ли они что сделанная ими самими крыша сделана кем то другим))).

За это сообщение автора Шантарам поблагодарил:
Мыша
Аватар пользователя
Шантарам
 
Сообщений: 258
Зарегистрирован: 08 фев 2012, 15:12
Благодарил (а): 48 раз.
Поблагодарили: 69 раз.

UNREAD_POST налоговик » 20 дек 2012, 11:21

Даты и номера, стоящие на ТТН и НН, стали основанием для признания нереальности хозопераций :(

ДОНЕЦЬКИЙ АПЕЛЯЦІЙНИЙ АДМІНІСТРАТИВНИЙ СУД
УХВАЛА
22 листопада 2012 року справа №2а/1270/5372/2012

...
у товарно-транспортній накладній від 29.03.2012 №000085 зазначено, що з вантажем слідують податкові накладні №92-101 від 22.03.2012, №105-108 від 26-28.03.2012, що є недопустимим, оскільки товарно-транспортні накладні виписуються на підставі податкових накладних та не можуть бути датовані раніше, ніж самі податкові накладні

Колегія суддів погоджується з позицією суду першої інстанції , що невідповідність номерів податкових накладних, зазначених у товарно-транспортних накладних, свідчить про не можливість транспортування товарів на підставі неіснуючих податкових накладних
Аватар пользователя
налоговик
 
Сообщений: 5680
Зарегистрирован: 20 ноя 2010, 23:29
Благодарил (а): 801 раз.
Поблагодарили: 2566 раз.

UNREAD_POST vikakool » 20 дек 2012, 13:49

По видимому, судьи вовсе рехнулись!!!

товарно-транспортні накладні виписуються на підставі податкових накладних

не говоря уже о том, что дата ТТН - 29.03 - ПОЗЖЕ, а раньше, чем дата НН!!
vikakool
 
Сообщений: 4019
Зарегистрирован: 18 янв 2011, 10:56
Благодарил (а): 856 раз.
Поблагодарили: 597 раз.

UNREAD_POST Виталий09 » 26 дек 2012, 00:58

vikakool писал(а):По видимому, судьи вовсе рехнулись!!![


Бывает. Но есть и адекватные: http://reyestr.court.gov.ua/Review/27477204

Скрытый текст: показать
ВИЩИЙ АДМІНІСТРАТИВНИЙ СУД УКРАЇНИ
П О С Т А Н О В А І М Е Н Е М У К Р А Ї Н И
"14" листопада 2012 р. м. Київ К/9991/50772/12

Колегія суддів Вищого адміністративного суду України у складі Бухтіярової І.О., Костенка М.І., Приходько І.В.,
розглянувши в порядку письмового провадження касаційну скаргу Товариства з обмеженою відповідальністю «ПВК «Будівельник»
на постанову Окружного адміністративного суду міста Києва від 14.09.2011 року
та ухвалу Київського апеляційного адміністративного суду від 02.08.2012 року

у справі № 2а-9864/11/2670

за позовом Товариства з обмеженою відповідальністю «ПВК «Будівельник»
до Державної податкової інспекції у Оболонському районі м. Києва
про визнання нечинним та скасування податкового повідомлення-рішення, -

ВСТАНОВИЛА:

Товариство з обмеженою відповідальністю «ПВК «Будівельник»(далі -позивач, ТОВ «ПВК «Будівельник») звернулось у липні 2011 року до суду з адміністративним позовом до Державної податкової інспекції у Оболонському районі м. Києва (далі -відповідач, ДПІ у Оболонському районі м. Києва) про визнання нечинним та скасування податкового повідомлення-рішення від 20.06.2011 року № 0000472306.

Постановою Окружного адміністративного суду міста Києва від 14.09.2011 року, залишеною без змін ухвалою Київського апеляційного адміністративного суду від 02.08.2012 року, в задоволенні позовних вимог відмовлено повністю.

Не погоджуючись з рішеннями судів попередніх інстанцій, позивач подав касаційну скаргу, в якій просить їх скасувати та прийняти нове рішення, яким позов задовольнити, оскільки вважає, що постанову та ухвалу було прийнято з порушенням норм матеріального права та без належного врахування всіх обставин справи.

Відповідач своїх заперечень на касаційну скаргу позивача до суду не надав.

Відповідно до ч. 1 ст. 220 КАС України, суд касаційної інстанції перевіряє правильність застосування судами першої та апеляційної інстанцій норм матеріального та процесуального права, правової оцінки обставин у справі і не може досліджувати докази, встановлювати та визнавати доведеними обставини, що не були встановлені в судовому рішенні та вирішувати питання про достовірність того чи іншого доказу.

Судами попередніх інстанцій встановлені такі фактичні обставини справи.

Спірне податкове повідомлення-рішення від 20.06.2011 року за № 0000472306 прийнято ДПІ у Оболонському районі м. Києва на підставі документальної невиїзної перевірки позивача, за результатами якої складено Акт від 30.05.2011 року № 229/23-6/31466963, де зазначено, що ТОВ «ПВК «Будівельник»занижено суму податку на додану вартість, що підлягає нарахуванню до сплати в бюджет в розмірі 1 791 382,63 гривні.

Зазначеною перевірко встановлено, що контрагент позивача ТОВ «Лаватан» за основним місцем обліку відсутній, не має належних ресурсів для здійснення господарської діяльності.

Колегія суддів Вищого адміністративного суду України, розглянувши касаційну скаргу в порядку письмового провадження, перевіривши правильність застосування судами попередніх інстанцій норм матеріального та процесуального права, приходить до висновку, що касаційна скарга підлягає задоволенню, з наступних підстав.

Так, відмовляючи в задоволенні позовних вимог, суди попередніх інстанцій вказали на відсутність у позивача первинних документів, які б підтверджували реальність проведення господарських операцій з контрагентом.

Однак, з такими висновками судів попередніх інстанцій колегія суддів касаційної інстанції не погоджується з огляду на наступне.

Актом від 30.05.2011 року № 229/23-6/31466963 про проведення документальної невиїзної перевірки суб'єкта господарювання ТОВ «ПВК «Будівельник»з питань дотримання вимог податкового, валютного та іншого законодавства за період з 01.01.2011 року по 28.02.20011 року було встановлено, що правочини укладені між ТОВ «ПВК «Будівельник»та ТОВ «Лаватан»є нікчемними, у зв'язку з чим ТОВ «ПВК «Будівельник»було завищено податковий кредит за період з січень 2011 року на 319 697,98 гривень, за лютий 2011 року на суму 1 471 684,65 гривні.

Однак, судами попередніх інстанцій не було враховано припис акту цивільного законодавства України, викладений в частині 1 статті 204 Цивільного кодексу України (далі -ЦК України) згідно з яким правочин є правомірним, якщо його недійсність прямо не встановлена законом або якщо він не визнаним судом недійсним (презумпція правомірності).

Головною підставою вважати правочин нікчемним являється її недійсність, встановлена законом. Саме законом, а не Актами, які б факти в цьому акті не були відображені. Вказані ж в Акті висновки є суто суб'єктивною думкою державного податкового ревізора-інспектора, оскільки були зроблені за відсутності інформації, яка надається в передбаченому законодавством порядку.

Крім того, відповідно до постанови Пленуму Верховного Суду України № 9 від 06.11.2009 року було звернено увагу на наступне: «...вимога про встановлення нікчемності правочину підлягає розгляду у разі наявності відповідної суперечки. Такий позов може пред'являтися окремо, без застосування наслідків недійсності нікчемного правочину. В цьому випадку в резолютивній частині судового рішення суд вказує про нікчемність правочину або відмову в цьому. Вимога про застосування наслідків недійсності правочину може бути заявлена як одночасно з вимогою про визнання оспорюваного правочину недійсним, так і у вигляді самостійної вимоги у разі нікчемності правочину і наявності рішення суду про визнання правочину недійсним. Наслідком визнання правочину (договору) недійсним не може бути його розірвання, оскільки це взаємовиключні вимоги. Якщо позивач посилається на нікчемність правочину для обґрунтування іншої заявленої вимоги, суд не має права посилатися на відсутність судового рішення про встановлення нікчемності правочину, а повинен дати оцінку таким аргументам позивача. Відповідно до статей 215 і 216 ЦК України вимога про визнання оспорюваного правочину недійсним і про застосування наслідків його недійсності, а також вимога про застосування наслідків недійсності нікчемного правочину можуть бути заявлені як однією із сторін правочину, так і іншою зацікавленою особою, права і законні інтереси якої порушені здійсненням правочину».

Таким чином, навіть за наявності ознак нікчемності правочину податкові органи мають право лише звертатися до судів з позовами про стягнення в доход держави коштів, отриманих по правочинах, здійснених з метою, що свідомо суперечить інтересам держави і суспільства, посилаючись на їх нікчемність.

У зв'язку з цим слід зазначити, що одним з основних завдань органів державної податкової служби є здійснення контролю дотримання податкового законодавства і надання роз'яснень законодавства з питань оподаткування платникам податків. Жодним законом не передбачено право органу державної податкової служби самостійно, в позасудовому порядку, визнавати нікчемними правочини і дані, вказані платником податків в податкових деклараціях.

Відповідно до ч. 2 ст. 19 Конституції України, органи державної влади та органи місцевого самоврядування, їх посадові особи зобов'язані діяти лише на підставі, в межах повноважень та у спосіб, що передбачені Конституцією та законами України.

Крім того, відповідно до ч. 1 ст. 207 Господарського кодексу України господарське зобов'язання, що не відповідає вимогам закону, або вчинено з метою, яка завідомо суперечить інтересам держави і суспільства, або укладено учасниками господарських відносин з порушенням хоча б одним з них господарської компетенції (спеціальної правосуб'єктності), може бути на вимогу однієї із сторін, або відповідного органу державної влади визнано судом недійсним повністю або в частині.

Зазначена норма недійсність господарського зобов'язання пов'язує з наступним: невідповідністю його змісту вимогам закону; наявністю мети, що за відомо суперечить інтересам держави і суспільства; укладенням учасниками господарських відносин з порушенням хоча б одним із них господарської компетенції (спеціальної правосуб'єктності).

За вимогами цивільного законодавства існує презумпція правомірності правочину (ст. 204 ЦК України). Якщо недійсність правочину прямо не встановлена законом, але одна із сторін або інша заінтересована особа заперечує його дійсність на підставах, встановлених законом, такий правочин може бути визнаний судом недійсним (оспорюваний правочин).

Відповідно до статті 228 ЦК України правочин вважається таким, що порушує публічний порядок, якщо він був спрямований на порушення конституційних прав і свобод людини і громадянина, знищення, пошкодження майна фізичної або юридичної особи, держави, Автономної Республіки Крим, територіальної громади, незаконне заволодіння ним. Правочин, який порушує публічний порядок, є нікчемним.

У складі цивільного правопорушення, передбаченого ст. 228 ЦК України міститься обов'язкова ознака -специфічна мета -порушення конституційних прав і свобод людини і громадянина, знищення, пошкодження майна фізичної або юридичної особи, держави, Автономної Республіки Крим, територіальної громади, незаконне заволодіння ним. Наявність мети, включеної до складу правопорушення підлягає обов'язковому доведенню.

Мета юридичної особи має бути доведена через мету відповідного керівника -фізичної особи, яка на момент укладання угоди виконувала представницькі функції за статутом (положенням) або за довіреністю. Слід зазначити, що наявність мети зазначеної в диспозиції ст. 228 ЦК України у фізичної особи тягне кримінальну відповідальність за відповідними статтями кримінального кодексу України за скоєний злочин, замах на злочин або готування до злочину.

Такі обставини можуть бути доведені лише обвинувальним вироком.

Відповідачем не надано доказів, а так само не було встановлено судами попередніх інстанцій фактів порушення конституційних прав чи свобод людини і громадянина, знищення, пошкодження майна фізичної або юридичної особи, держави, Автономної Республіки Крим, територіальної громади, незаконного володіння ним внаслідок укладання та виконання позивачем та ТОВ «Лаватан»правочинів.

Таким чином, відповідачем не доведено, а судами першої та апеляційної інстанції не встановлено, наявності мети, завідомо суперечної інтересам держави і суспільства, а також існування умислу у позивача чи його контрагента, як обов'язкової ознаки для визнання правочину недійсним та застосування адміністративно-господарських санкцій. Хоча факт порушення публічного порядку повинен бути доведеним певними засобами доказування.

Інший підхід потенційно надасть можливість посадовим особам державних органів на власний розсуд оголошувати будь-який правочин недійсним (нікчемним) без звернення до суду, що не є правильним виходячи з загальних засад судочинства.

Крім того, необхідно зазначити, що можливий захист порушеного права шляхом звернення до суду із позовом про визнання нікчемного правочину дійсним стосується лише нікчемних правочинів з дефектом форми та правочинів без необхідного схвалення (параграф 2 глави 16 ЦК України).

Відповідачем також не було обґрунтовано належним чином і доведено у встановленому законом порядку, що угоди порушують публічний порядок, суперечать моральним засадам суспільства та спрямовані на заволодіння майном держави.

Відповідачем лише зазначено, без відповідних доказів, про відсутність реальності поставок товарів (робіт, послуг) які економічно необхідні для виконання такого постачання або здійснення діяльності тощо, що може свідчити про відсутність необхідних умов для здійснення відповідної господарської, економічної діяльності як позивачем, так і його контрагентом -є тільки припущенням.

Крім того, посилання відповідача на частини 1, 5 статтю 203, частини 1,2 статті 215, статтю 216 ЦК України є безпідставним, так як зазначені норми можуть використовуватися лише при визнанні правочинів недійсними в судовому порядку.

Вказані висновки підтверджуються і ст. 20 Податкового кодексу України, відповідно до якої органам державної податкової служби України не надано повноважень щодо визнання тих чи інших угод (правочинів) недійсними та/або нікчемними.

Все вищевикладене було зазначено позивачем в позовній заяві та апеляційній скарзі, однак зазначені норми матеріального права не були взагалі враховані судами під час прийняття оскаржуваних рішень.

Крім того, під час ухвалення оскаржуваних рішень суди прийшли до висновку, що позивачем не надано доказів на підтвердження реальності господарських операцій між ТОВ «ПВК «Будівельник»та ТОВ «Лаватан».

Однак, позивачем до суду було надано: податкові накладні, видаткові накладні, рахунки-фактури, які підтверджують факт поставки товару ТОВ «Лаватан» на користь позивача та банківські виписки, які підтверджують факт повної оплати позивачем поставленого товару.

Всі зазначені вище документи підписані та скріплені печатками сторін та мають всі реквізити як того вимагає чинне законодавство України.

Відповідно до пп. 7.2.6. п. 7.2 ст. 7 Закону України «Про податок на додану вартість»визначено, що «податкова накладна видається платником податку, який поставляє товар (послуги), на вимогу їх отримувача, та є підставою для нарахування податкового кредиту...».

Відповідно до пп. 7.4.5. п. 7.4. ст. 7 Закону України «Про податок на додану вартість»не дозволяється включення до податкового кредиту будь-яких витрат по сплаті податку, що не підтверджені податковими накладними чи митними деклараціями, а також «... у разі, коли на момент перевірки платника податку органом державної податкової служби суми податку, попередньо включені до складу податкового кредиту, залишаються не підтвердженими зазначеними цим підпунктом документами, платник податку несе відповідальність у вигляді фінансових санкцій, установлених законодавством, нарахованих на суму податкового кредиту, не підтверджену зазначеними цим підпунктом документами».

Враховуючи той факт, що у позивача як на момент проведення перевірки, так і під час судового розгляду даної справи були в наявності всі податкові накладні та інші первинні документи (їх копії наявні в матеріалах справи), які підтверджують факт поставки товар) ТОВ «Лаватан» на користь позивача, посилання суду як першої інстанції так і апеляційної інстанцій на пп. 7.2.6. п. 7.2 ст. 7 та пп. 7.4.5. п. 7.4. ст. 7 Закону України «Про податок на додану вартість»в обґрунтування своєї позиції є порушенням норм матеріального права.

Отже, доводи касаційної скарги дають підстави вважати, що при прийнятті оскаржуваних рішень, судами першої та апеляційної інстанцій було порушено норми матеріального та процесуального права.

Відповідно до ч. 1 ст. 71 Кодексу адміністративного судочинства України кожна сторона повинна довести ті обставини, на яких ґрунтуються її вимоги та заперечення, крім випадків, встановлених статтею 72 цього Кодексу.

Відповідно до частини 2 ст. 72 Кодексу адміністративного судочинства України в адміністративних справах про протиправність рішень, дій чи бездіяльності суб'єкта владних повноважень обов'язок щодо доказування правомірності свого рішення, дії чи бездіяльності покладається на відповідача, якщо він заперечує проти адміністративного позову.

Однак, судом, під час здійснення судочинства, було проігноровано вказану частину.

За таких обставин, висновки судів попередніх інстанцій щодо правомірності прийняття ДПІ у Оболонському районі м. Києва податкового повідомлення-рішення від 20.06.2011 року № 0000472306 не ґрунтуються на вимогах закону.

Відповідно до ст. 229 КАС України суд касаційної інстанції має право скасувати судові рішення судів першої та апеляційної інстанцій та ухвалити нове рішення, якщо обставини справи встановлені повно і правильно, але суди першої та апеляційної інстанцій порушили норми матеріального чи процесуального права, що призвело до ухвалення незаконного судового рішення.

Враховуючи, що суди повно і правильно встановили фактичні обставини справи, але неправильно застосували норми матеріального та процесуального права, що призвело до ухвалення незаконних судових рішень, колегія суддів дійшла висновку про наявність підстав для задоволення касаційної скарги, скасування рішень судів першої та апеляційної інстанцій та ухвалення нового судового рішення.

На підставі викладеного, керуючись ст. ст. 210-231 Кодексу адміністративного судочинства України, колегія суддів, -

ПОСТАНОВИЛА:

Касаційну скаргу Товариства з обмеженою відповідальністю «ПВК «Будівельник»-задовольнити.

Постанову Окружного адміністративного суду міста Києва від 14.09.2011 року та ухвалу Київського апеляційного адміністративного суду від 02.08.2012 року у справі № 2а-9864/11/2670 скасувати та прийняти нове рішення, яким позовні вимоги задовольнити.

Скасувати податкове повідомлення-рішення від 20.06.2011 року № 0000472306, прийняте Державною податковою інспекцією у Оболонському районі м. Києва.

Стягнути з Державного бюджету України на користь Товариства з обмеженою відповідальністю «ПВК «Будівельник»судовий збір у розмірі 1550,00гривень.

Постанова набирає законної сили через п'ять днів після направлення її копії особам, які беруть участь у справі та може бути переглянута з підстав, у порядку та в строки, встановлені статтями 236-238 Кодексу адміністративного судочинства України.

Головуючий суддя: І.О. Бухтіярова
Судді: М.І. Костенко
І.В. Приходько
Виталий09
 
Сообщений: 24
Зарегистрирован: 28 ноя 2012, 00:59
Благодарил (а): 3 раз.
Поблагодарили: 11 раз.

UNREAD_POST vins » 11 фев 2013, 12:48

Интересная статья. В частности, с точки зрения систематизации информации по вопросу реальности хозопераций.

Бестоварность, фиктивность, ничтожность... Практика ВАСУ

Признание сделки ничтожной налоговым органом

Начнем с общего вопроса: могут ли налоговики самостоятельно признать договор ничтожным? Для ответа на этот вопрос следует напомнить определение ничтожной сделки. В соответствии с ч. 2 ст. 215 ГКУэто сделка, недействительность которой установлена законом (ч. 2 ст. 215 ГКУ), в связи с чем установления ее недействительности в судебном порядке не требуется. К таким сделкам относятся и те, которые нарушают публичный порядок (ст. 228 ГКУ). Не секрет, что среди налоговиков это основание пользуется наибольшей популярностью. При этом если до 01.01.2011 г. они действительно имели основания для его применения, то после указанной даты недействительность таких сделок должна устанавливаться судом, что следует из ч. 3 ст. 228 ГКУ. В то же время, как свидетельствует практика, налоговиков это не остановило.
Более детально рассмотрим этот вопрос на конкретном примере — судебном деле, по которому было вынесено постановление ВАСУ от 14.11.2012 г. № К/9991/50772/12.
Актом проверки, составленным налоговым органом, было установлено, что сделки, заключенные субъектом хозяйствования, являются ничтожными, в связи с чем им, по мнению налоговиков, был завышен налоговый кредит. Суды первой и апелляционной инстанций согласились с таким выводом.
Однако ВАСУ по этому поводу был другого мнения. Он указал, что согласно ч. 1 ст. 204 ГКУ сделка является правомерной, если ее недействительность прямо не установлена законом или если она не признана судом недействительной (презумпция правомерности сделки). Главным основанием считать сделку ничтожной является ее недействительность, установленная законом. Именно законом, а не актом, какие бы факты в нем не были отражены. Указанные же в акте проверки выводы являются сугубо субъективным мнением налогового инспектора.
В связи с этим суд отметил, что ни одним законом не предусмотрено право органа государственной налоговой службы самостоятельно, во внесудебном порядке, признавать ничтожными сделки и данные, указанные в налоговых декларациях. То есть даже при наличии признаков ничтожности сделки налоговые органы имеют право только обращаться в суды с исками о взыскании в доход государства средств, полученных по сделкам, осуществленным с целью, которая заведомо противоречит интересам государства и общества, ссылаясь на их ничтожность.
Поскольку одним из квалифицирующих признаков ничтожности сделки является наличие соответствующей цели, то ее наличие обязательно должно быть доказано. Поскольку речь идет о цели юридического лица, то она должна доказываться через цель ее руководителя. При этом, по мнению суда, наличие такой цели влечет уголовную ответственность за совершенное преступление, покушение на преступление или приготовление к преступлению, в связи с чем такие обстоятельства могут быть доказаны только обвинительным приговором суда. Другой подход, по мнению суда, потенциально позволяет должностным лицам государственных органов по своему усмотрению объявлять любую сделку недействительной (ничтожной) без обращения в суд, что не является правильным исходя из общих принципов судопроизводства.
В подтверждение ничтожности сделки обвинительный приговор суда налоговым органом не был предоставлен, а потому ВАСУ удовлетворил кассационную жалобу субъекта хозяйствования и отменил налоговые уведомления-решения, принятые налоговым органом на основании самостоятельного признания договора ничтожным.
Между тем в итоге рассмотрения вопроса отметим, что иногда у налоговиков все же имеется возможность признавать сделки ничтожными самостоятельно, без решения суда. Например, это касается сделок с дефектом формы — в случаях, когда в соответствии с ГКУ это приводит к их ничтожности.

Товарно-транспортные накладные как обязательный документ

Среди аргументов для признания бестоварности (фиктивности) хозяйственных операций наиболее популярным является отсутствие или ненадлежащее оформление товарно-транспортных накладных (далее — ТТН). Несмотря на то что положениями налогового законодательства наличие этого документа в большинстве своем не обусловлено, налоговики считают: нет ТТН — операция априори бестоварная!
Анализ судебной практики ВАСУ показывает, что такую точку зрения он не разделяет. Преимущественно он указывает, что отсутствие ТТН не является самостоятельным аргументом, свидетельствующим о фиктивности операции или просто о нарушении налогового законодательства.
В ряде своих решений (определения от 05.07.2012 г. по делу № К/9991/37912/11, от 26.07.2012 г. по делу № К/9991/67511/11 и др.) ВАСУ, отклоняя ссылку налогового органа на отсутствие ТТН, указал, что требованиями налогового учета не предусмотрена обязательность составления ТТН в подтверждение расходов. Тем более, как было установлено при проверке, субъект хозяйствования не нес расходов по транспортировке приобретенного товара. По мнению суда, наличие или отсутствие товарно-транспортных накладных является лишь соблюдением или нарушением только правил перевозок автомобильным транспортом, которые не связаны с соблюдением требований налогового законодательства.
Правовой позиции относительно того, что бестоварность операций не может подтверждаться только отсутствием ТТН, ВАСУ придерживался также и по целому ряду других дел. Так, в определении от 18.04.2012 г. по делу № К/9991/20061/11 позиция суда была такой: сам по себе факт отсутствия транспортных документов о перевозке товара при факте оприходования покупателем товара и наличия других первичных бухгалтерских документов по хозяйственной операции является недостаточным для вывода о бестоварности операций по приобретению товара.
В определении от 26.06.2012 г. по делу № К/9991/16335/12 ВАСУ указал, что при наличии документов, подтверждающих фактическое получение товара и его использование в собственной хозяйственной деятельности, непредоставление такого документа, как ТТН, не может быть единственным основанием для вывода об отсутствии подтверждения реальности осуществления хозяйственных операций по приобретению товарно-материальных ценностей, поскольку соответствующей транспортной документацией подтверждается предоставление услуг по перевозке грузов, а не факт приобретения товара. Кроме того, ВАСУ согласился с выводами судов предыдущих инстанций, что поскольку товар по договоренности сторон принимался на территории покупателя, а перевозка товара осуществлялась другим предприятием, то у покупателя отсутствует обязанность требовать у перевозчика ТТН. А в определении от 11.04.2012 г. по делу № К/9991/73551/11 ВАСУ отклонил доводы налогового органа о том, что получение субъектом хозяйствования товарно-материальных ценностей не подтверждается ТТН и другими документами, поскольку судами предыдущих инстанций было установлено, что доставку товаров покупателю осуществлял его поставщик собственным транспортом.
Для того чтобы не повторяться, на этом закончим анализ такой положительной для плательщиков налогов судебной практики ВАСУ относительно обязательности ТТН. Заметим только, что независимо от наличия либо отсутствия ТТН фактическое осуществление операции должно быть надежно подтверждено рядом других первичных документов: актами о предоставлении транспортных услуг, накладными об оприходовании, перемещении товара, списании его на производство или продажу и т. д. Примером такого судебного решения, где субъект хозяйствования не смог подтвердить фактическое осуществление операции по транспортировке товара, поскольку у него не было не только ТТН, но и каких-либо других документов, может быть определение ВАСУ от 10.04.2012 г. по делу № К-58194/09.

Наличие расхождений в разрезе контрагентов

Еще одним «популярным» среди налоговиков основанием для признания договоров ничтожными и/или для непризнания права на налоговый кредит является наличие расхождений между суммами налоговых обязательств и налогового кредита по НДС, выявленных по результатам автоматизированной системы сопоставления в разрезе контрагентов. И это несмотря на то, что в письме ГНАУ от 29.09.2010 г. № 20289/7/16-1617, адресованном «на места», было прямо указано, что наличие таких расхождений не является самостоятельным основанием для признания сделок ничтожными. При принятии такого решения необходимо осуществить анализ реальности хозяйственной деятельности на основании данных налогового и бухгалтерского учета плательщика и их соответствия действительному экономическому содержанию.
Именно такой является и практика ВАСУ. Так, в ряде своих решений, в частности в определениях от 08.08.2012 г. по делу № К/9991/42185/12, от 24.10.2012 г. по делу К/9991/42089/12 и многих других, суд указал, что в подобных делах предметом доказательства являются реальность хозяйственных операций, добросовестность действий плательщика налога, которая заключается в соответствии совершенных им действий хозяйственной цели, а также реальность всех данных, приведенных в документах. А наличие расхождений не может быть основанием для признания сделки ничтожной.
В другом деле (определение ВАСУ от24.10.2012 г. по делу № К-23666/10) речь о ничтожности не шла, но правовая позиция налогового органа сводилась
к неправомерности отражения в составе налогового кредита сумм НДС, учитывая несоответствие задекларированного плательщиком налога налогового кредита суммам налоговых обязательств, определенных поставщиком. ВАСУ признал такую правовую позицию несостоятельной, поскольку данные автоматизированной системы сопоставления налогового кредита и налоговых обязательств в разрезе контрагентов на уровне ГНСУ не могут быть свидетельством нарушения налогового законодательства при формировании данных налогового учета. Аналогичные выводы изложены и по ряду других дел.
Однако по этому вопросу позиции ГНСУ и ВАСУ расходятся на «доктринальном» уровне. В консультации, размещенной в Единой базе налоговых знаний (раздел 130.21), на вопрос: имеет ли право орган ГНС исключить сумму НДС из налогового кредита покупателя, если поставщик не включил такую сумму в налоговые обязательства, ГНСУ отвечает утвердительно.

Деятельность без лицензии

Достаточно часто налоговые органы в качестве квалифицирующего фактора, свидетельствующего о ничтожности договоров, используют отсутствие лицензий при осуществлении операций, которые в ней нуждаются. И, апеллируя к ничтожности, подают иски о взыскании с субъекта хозяйствования сумм, полученных по таким договорам.
Как правило, ВАСУ отклоняет такие аргументы. Мотивирование таково: в действующем законодательстве отсутствует материально-правовая норма, которая бы устанавливала право требования о взыскании в доход государства полученного по результатам безлицензионной деятельности.
Сам по себе факт осуществления безлицензионной деятельности не может быть достаточным основанием для признания сделки недействительной как заключенной с целью, противоречащей интересам государства и общества.
Такую позицию ВАСУ изложил, в частности, в определении от 26.03.2012 г. по делу № К-8007/09, добавив, что к субъектам хозяйствования за осуществление хозяйственной деятельности без лицензии, если требование о наличии лицензии установлено законом, применяются финансовые санкции в виде штрафов, взыскание которых осуществляется органом, на который возложены функции контроля за наличием лицензии, и взыскивается ущерб в связи с нарушением законодательства в сфере лицензирования.
В другом своем решении (определение от 18.10.2012 г. по делу № К-3547/10) ВАСУ указал, что хозяйственные операции, являющиеся предметом спора (речь шла о предоставлении автотранспортных услуг), по своей сути не противоречат интересам государства и осуществлялись правомочными юридическими лицами. Действия субъекта хозяйствования были направлены на получение дохода, операции были отражены в бухгалтерском учете, не было установлено нарушений норм налогового законодательства, а следовательно, основания для признания договоров ничтожными и взыскания денежных средств как полученных без установленных законом оснований и по ничтожной сделке отсутствуют.
Такие правовые позиции ВАСУ можно считать типичными. Они повторяются во всех судебных решениях с подобным предметом спора.

Регистрация контрагента отменена — что будет?

Нередки случаи, когда в ходе проверок налоговые органы ставят под сомнение правомерность и реальность хозяйственных операций с контрагентами, учредительные документы и свидетельства плательщика НДС которых аннулированы (признаны недействительными) решением суда с момента регистрации. При этом в таком случае любое обоснование отсутствия факта реального совершения хозяйственных операций со стороны налоговых органов, как правило, отсутствует.
Сразу заметим: позиция ВАСУ по этому вопросу является диаметрально противоположной. Так, например, в определении от 30.10.2012 г. по делу № К-33912/10 суд указал: юридическим последствием отмены государственной регистрации предприятия на основаниях признания его учредительных документов недействительными является осуществление ликвидационной процедуры, во время которой решаются вопросы об удовлетворении требований кредиторов, в том числе государства. Сам факт отмены государственной регистрации предприятия, во-первых, не влечет недействительности всех соглашений, заключенных с момента его государственной регистрации и до момента исключения из государственного реестра, а во-вторых, наличие у сторон противоправного умысла, заведомо противоречащего интересам государства и общества, не может подтверждаться судебным решением об отмене регистрации.
В другом подобном деле судами первой и апелляционной инстанций было установлено, что на момент выписки контрагентами субъекта хозяйствования налоговых накладных некоторые из них имели статус плательщика налога на добавленную стоимость, а некоторые не имели, причем учредительные документы и свидетельства плательщиков НДС этих предприятий были в судебном порядке признаны недействительными с момента регистрации. Налоговый орган считал, что в связи с этим право на формирование налогового кредита на основании всех налоговых накладных отсутствует.
Однако суды решили иначе. Они отметили, что факт признания в судебном порядке недействительными с момента регистрации учредительных документов контрагентов и их свидетельств плательщиков НДС не свидетельствует о недействительности всех заключенных ими соглашений и выписанных налоговых накладных с момента их регистрации и до момента исключения из Единого государственного реестра. А что касается налоговых накладных, выписанных после исключения предприятий из реестра, то они не дают права на формирование налогового кредита. Такая позиция была поддержана и ВАСУ (определение от 21.02.2012 г. по делу № К-50347/09).
Отметим, что позиция ВАСУ относительно того, что признание в судебном порядке недействительными с момента государственной регистрации учредительных документов и свидетельства плательщика НДС само по себе не влечет за собой недействительности всех соглашений, заключенных с момента государственной регистрации такого лица и до момента исключения из Единого государственного реестра, и не лишает правового значения выданных по таким хозяйственным операциям налоговых накладных, является устоявшейся и не имеет исключений. В то же время достаточно часто ВАСУ в своих решениях не ограничивается только констатацией этого факта и при пересмотре дела требует проверки реальности хозяйственных операций, установления наличия либо отсутствия полномочий лиц, подписывавших документы от имени субъекта хозяйствования, регистрация которого отменена, и т. д.
Для примера: в определении от 05.11.2012 г. по делу № К-30289/09 ВАСУ, сославшись именно на эти обстоятельства, удовлетворил кассационную жалобу органа ГНС и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Экономическая целесообразность

Достаточно часто как на мотив для вывода о безосновательном отражении в составе налогового кредита сумм НДС налоговый орган ссылается на отсутствие экономической целесообразности приобретения тех или иных товаров и услуг. Известно, например, что налоговики с большим подозрением относятся к приобретению маркетинговых услуг и очень не любят их признавать. Другой пример — привлечение к выполнению подрядных работ сторонних лиц при наличии в штате предприятия соответствующих специалистов, что квалифицируется как отсутствие производственной необходимости.
Рассматривая подобные дела, ВАСУ обычно отклоняет подобные мотивы для непризнания налогового кредита. Так, в определении от 18.10.2012 г. по делу № К/9991/18097/11 суд указал, что налоговое законодательства не использует понятие «экономическая целесообразность»* и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а следовательно, правомерность формирования данных налогового учета по результатам понесенных плательщиком расходов на оплату услуг не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. А следовательно, расходы плательщика на уплату НДС при исчислении базы обложения этим налогом должны оцениваться только с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерении плательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или другой экономической деятельности.
Подобный подход продемонстрировал ВАСУ и в определении от 12.09.2012 г. по делу № К-37703/10, указав, что налоговый контроль не предусматривает проверку экономической целесообразности решений субъектов хозяйствования, которые наделены самостоятельностью и широким правом действовать по своему
усмотрению при осуществлении экономической деятельности.
В другом деле налоговый орган признал неправомерным отражение в налоговом учете стоимости полученных юридических услуг и консультационных услуг аудитора по мотивам их целесообразности при наличии на предприятии штатных должностей юриста и бухгалтера. Не согласившись с такими выводами, плательщик обжаловал решение налоговиков в суде. При этом в трех инстанциях решение было принято в пользу такого плательщика (определение от 23.10.2012 г. по делу № К/9991/40078/11).
В то же время, отклоняя такие мотивы непризнания налоговым органом налогового кредита по НДС и расходов, суд кассационной инстанции постоянно указывает, что для вывода о правомерности отражения результатов выполнения операций по поставке такого рода услуг необходимо проверять факт их реального выполнения, выяснять их содержание и порядок оформления результатов их выполнения.

Бухгалтерские документы

Еще одной проблемой, с которой постоянно сталкиваются субъекты хозяйствования в своих отношениях с налоговыми органами, являются претензии последних относительно ненадлежащего оформления документов, удостоверяющих осуществление хозяйственной операции. Спектр таких претензий очень широк и их даже трудно как-то классифицировать, а поэтому просто остановимся на некоторых конкретных примерах из судебной практики.
Достаточно часто в ходе проверок налоговые органы ставят под сомнение правомерность учета в составе расходов и отнесение к налоговому кредиту по НДС сумм по определенным хозяйственным операциям. Основанием для таких сомнений является обычно неполный комплект бухгалтерских документов или недостатки в их оформлении, а результатом — вывод: факта передачи товаров от продавца к покупателю не было, следовательно, операция является бестоварной. Со всеми вытекающими из этого вывода последствиями.
В подобных случаях ВАСУ неоднократно указывал: предметом доказательства в соответствующей категории споров являются реальность хозяйственных операций, добросовестность действий плательщика налога, которая заключается в соответствии совершенных им действий требованиям законодательства, а также реальность всех данных, приведенных в документах. При этом нарушения, допущенные в ходе составления таких документов, недостатки в их оформлении не могут быть надлежащими и допустимыми доказательствами бестоварности (ничтожности) операций.
Так, при рассмотрении одного из дел суть аргументов налогового органа по поводу фиктивности договора и его заключения сторонами исключительно с целью уменьшить налоговую нагрузку сводилась к тому, что договор был подписан якобы не установленным лицом, которого невозможно идентифицировать, и не скреплен печатью, а акты сдачи-приемки работ по этому договору не соответствуют требованиям, установленным ст. 9 Закона о бухучете. Однако ВАСУ (определение от 26.09.2012 г. по делу № К-32653/10) такие аргументы отклонил. Он отметил, что сами по себе недостатки письменной формы сделки (дефекты формы) и ненадлежащее оформление первичных документов при его выполнении не являются основанием для вывода о его ничтожности и не могут влиять на оценку реальности хозяйственных операций. Что касается подписания договора неустановленным лицом, то это утверждение налоговиков базировалось исключительно на отсутствии расшифровки подписи и было опровергнуто при судебном разбирательстве, в процессе которого установлен факт подписания договора от имени субъекта хозяйствования его директором.
В то же время, несмотря на такие выводы суда, предостерегаем: наличие дефектов в первичных документах, в частности в обязательных реквизитах, в некоторых случаях может привести к утрате ими юридической силы (см. «Налоги и бухгалтерский учет», 2011, № 54). Как следствие, расходы, налоговый кредит или другие показатели налогового учета по таким документам учесть не удастся. В связи с этим к заполнению первичных документов следует подходить весьма серьезно.
Отсутствие условий для хозяйственной деятельности у контрагентов
Достаточно часто выводы налоговиков о ничтожности договоров и, соответственно отсутствии реальных правовых последствий, обусловленных этими договорами, обосновываются отсутствием у контрагентов необходимых условий для результатов соответствующей хозяйственной деятельности: технического персонала и трудовых ресурсов, основных фондов, производственных активов, складских помещений и транспортных средств и т. п.
Интересный момент возник в ходе одного судебного спора (определение ВАСУ от 07.03.2012 г. по делу К/9991/68302/11 ). При рассмотрении дела было установлено, что в случаях, когда субъект хозяйствования по договорам выступал как продавец продукции и соответственно у него возникали налоговые обязательства, задекларированные в полном объеме (и это подтверждено проверкой), то налоговый орган не ставил под сомнение возможность выполнения его контрагентами своих обязательств по договорам, а когда субъект хозяйствования по договорам был покупателем товара и у него возникало право на налоговый кредит, то те же контрагенты в тот же период согласно акту проверки не могли исполнять свои договорные обязательства, учитывая отсутствие у них необходимых условий. По мнению ВАСУ, такая позиция налогового органа свидетельствует о необоснованности его доводов.
Отклоняя выводы налогового органа о том, что отсутствие у поставщиков субъекта хозяйствования основных средств и трудовых ресурсов, необходимых для осуществления соответствующего вида деятельности, свидетельствует о том, что контрагенты имеют все признаки «транзи-тера», созданного с целью формирования «сомнительного» налогового кредита и расходов, ВАСУ в определении от 08.08.2012 г. по делу № К/9991/42185/12 указал: ссылка налогового органа на отсутствие у предприятия-контрагента условий, необходимых для осуществления хозяйственной операции, сама по себе не свидетельствует о фиктивности хозяйственной операции, ведь предприятие-поставщик может осуществлять реальные торговые операции и не обязательно будучи производителем товара.

Некоторые выводы

Конкретные ситуации, возникающие в реальной деятельности предприятий, бывают разными. Многогранной является также практика ВАСУ. И очень часто суд во внешне якобы схожих ситуациях принимает разные решения.
Анализируя практику ВАСУ по вопросам так называемой бестоварности или фиктивности хозяйственных операций за прошлый год, мы выделили только некоторые мотивы и аргументы, которые используют налоговые органы. И при написании материала пытались не уделять внимание мелочам, а выделяли ключевые моменты, вокруг которых строятся претензии налоговиков, и общие мотивы отклонения их судом. Это, надеемся, поможет субъектам хозяйствования, сделав соответствующие выводы, удачно построить тактику своего поведения при судебном обжаловании решений налоговых органов и, исходя из общих мотивов действий суда, найти правильные контраргументы против доводов налоговиков.
Что касается собственно практики, то обращают на себя внимание два обстоятельства. Во-первых, инициатором рассмотрения подавляющего большинства дел этой категории в суде кассационной инстанции, которым является ВАСУ, выступают налоговые органы. Плательщики налогов, как это ни странно, достаточно редко подают на кассацию.
Во-вторых, практика ВАСУ является на удивление положительной для субъектов хозяйствования. В абсолютном большинстве судебные решения по этой категории дел ВАСУ выносит в их пользу. А то незначительное количество негативных решений связано в первую очередь с ненадлежащим аргументированием плательщиками налогов своей позиции.
Так что можно сделать еще один вывод, непосредственно не связанный с темой этого материала: статистика, распространяемая в прессе и Интернете о том, что налоговики выигрывают в судах чуть ли не 90 % дел, мягко говоря, не соответствует действительности, во всяком случае в отношении этой категории дел.

Юрий КУЛИК
НиБУ № 12 от 11 февраля 2013 года

За это сообщение автора vins поблагодарили: 2
Елена Уварова, VOA
Аватар пользователя
vins
 
Сообщений: 6654
Зарегистрирован: 27 дек 2010, 12:38
Благодарил (а): 2704 раз.
Поблагодарили: 2891 раз.

UNREAD_POST nachfin » 11 фев 2013, 14:02

vins писал(а):Интересная статья.
...
Так что можно сделать еще один вывод, непосредственно не связанный с темой этого материала: статистика, распространяемая в прессе и Интернете о том, что налоговики выигрывают в судах чуть ли не 90 % дел, мягко говоря, не соответствует действительности, во всяком случае в отношении этой категории дел.

+1
Ты являешься представителем того народа, на языке которого ты думаешь
Аватар пользователя
nachfin
 
Сообщений: 1536
Зарегистрирован: 08 окт 2012, 15:09
Благодарил (а): 32 раз.
Поблагодарили: 211 раз.

UNREAD_POST Игорь Забута » 12 фев 2013, 14:54

Аргументы не на 100%, но в аналогичной ситуации помогли:

При обжаловании НУР бремя доказывания несет налоговый орган. При этом у него есть право доступа к помещениям и пр. во время проверок. Крышу смотрели? Нет? Почему? Более того, налоговый орган имел право назначить экспертизу, почему не назначил? Имели также право провести сверку - провели?

Т.е. налоговый орган основывает нереальность такого большого, твердого и очень материального объекта, как крыша, только на основании документов (которые, кстати, свидетельствуют о том, что крыша ремонтировалась). При этом, налоговики имеют целый комплекс предоставленных НКУ прав, воспользовавшись которыми они обеспечили бы надлежащие доказательства.

За это сообщение автора Игорь Забута поблагодарил:
vins
Игорь Забута
 
Сообщений: 212
Зарегистрирован: 02 фев 2011, 18:06
Откуда: Киев
Благодарил (а): 66 раз.
Поблагодарили: 51 раз.

UNREAD_POST Елена Уварова » 13 фев 2013, 12:36

Выше приведен очень информативный обзор практики ВАСУ по вопросам бестоварности (отсутствия реального характера) хозопераций. К сказанному Юрием Куликом сложно на сегодня что-то добавить. Действительно хорошая подборка.
Коррективы может внести лишь сама судебная практика

В "копилку" правовых позиций ВАСУ по вопросу о реальности хозопераций

ВИЩИЙ АДМІНІСТРАТИВНИЙ СУД УКРАЇНИ
У Х В А Л А
"30" січня 2013 р. м. Київ К/9991/70158/12

...
У разі якщо зібраних у справі доказів буде достатньо для підтвердження доводів податкового органу щодо відсутності фактичного здійснення господарської операції, у відповідному позові платника податків щодо неправомірності визначених йому грошових зобов'язань необхідно відмовити. Водночас відсутність або недостатність відповідних доказів з урахуванням змісту підпункту 4.1.4 пункту 4.1 статті 4 Податкового кодексу України (презумпція правомірності рішень платника податку в разі, якщо норма закону чи іншого нормативно-правового акта, виданого на підставі закону, або якщо норми різних законів чи різних нормативно-правових актів припускають неоднозначне (множинне) трактування прав та обов'язків платників податків) є підставою для висновку про неправомірність оскарженого рішення контролюючого органу.


Кстати, созвучно с приведенными выше аргументами
Игорь Забута писал(а):При обжаловании НУР бремя доказывания несет налоговый орган. При этом у него есть право доступа к помещениям и пр. во время проверок. Крышу смотрели? Нет? Почему? Более того, налоговый орган имел право назначить экспертизу, почему не назначил? Имели также право провести сверку - провели?

За это сообщение автора Елена Уварова поблагодарили: 2
Вотруба, Игорь Забута
Елена Уварова
 
Сообщений: 107
Зарегистрирован: 21 фев 2012, 13:18
Благодарил (а): 40 раз.
Поблагодарили: 92 раз.

UNREAD_POST VOA » 10 мар 2013, 15:44

налоговик писал(а):Даты и номера, стоящие на ТТН и НН, стали основанием для признания нереальности хозопераций :(

Здесь тоже увязали, в частности, даты ТТН и НН (ну, и халатность в оформлении первички):
http://www.visnuk.com.ua/ru/pubs/fromarchive/1/id/5005
Завышение налогового кредита в связи с неподтверждением фактического получения дизайнерских услуг

Суть дела. При проведении проверки ЧП «А» по вопросам взаимоотношений с ЧП «С» налоговыми органами установлено завышение сумм НДС, включенных в налоговый кредит. ЧП «А» не соглашается с позицией органа ГНС и считает, что оспариваемое налоговое уведомление-решение является безосновательным и незаконным, поскольку налоговые накладные, выданные ЧП «С», оформлены согласно требованиям действующего законодательства, а факт получения вышеуказанных услуг и уплаты НДС подтвержден первичными документами.

Решение суда

Окружной административный суд по делу № 2а-1670/4244/11, отказывая в иске, установил следующее.

Органами ГНС проведена внеплановая невыездная проверка ЧП «А» по вопросам взаимоотношений с ЧП «С» за период с 01.12.2010 г. по 28.02.2011 г.

По результатам проверки составлен акт от 05.04.2011 г., которым установлены нарушения истцом статей 198 и 201 Налогового кодекса, вследствие чего завышен налоговый кредит на общую сумму 23 385,00 грн., в том числе за январь 2011 г. — на сумму 4410,00 грн., за февраль 2011 г. — на сумму 18 975,00 грн.

Проверкой установлено, что истец получил от ЧП «С» дизайнерские услуги и услуги по доставке мебели и канцтоваров.

Актом зафиксировано, что ЧП «А» с ЧП «С» был заключен договор о предоставлении дизайнерских услуг, условиями которого предусмотрено, что исполнитель (ЧП «С») берет на себя обязательства предоставлять заказчику (ЧП «А») определенные дизайнерские работы.

Кроме того, 23.12.2010 г. истцом с ЧП «С» был заключен договор о предоставлении услуг по транспортировке товаров, в соответствии с которым заказчик (ЧП «А») заказывает услуги, исходя из условий договора, и оплачивает их, а исполнитель (ЧП «С») принимает заказ и выполняет его в полной мере.

Вместе с тем судом установлено, что ЧП «С», выписавшее налоговые накладные, согласно специальному извлечению из Единого государственного реестра юридических лиц и физических лиц — предпринимателей имеет статус «отсутствие по местонахождению».

Видами деятельности указанного предприятия являются: исследование конъюнктуры рынка и выявление общественного мнения, оптовая торговля строительными материалами, оптовая торговля другими машинами и оборудованием, оптовая торговля зерном, семенами и кормами для животных, оптовая торговля топливом, другие виды оптовой торговли.

По заключениям проверки нарушение налогового законодательства возникло в связи с включением ЧП «А» в состав налогового кредита вышеуказанных сумм НДС по операциям с ЧП «С», которое не имеет производственных фондов, складских помещений, производственных мощностей и в отношении которого актом документальной невыездной (камеральной) проверки налоговой отчетности по НДС от 31.03.2011 г. установлено отсутствие необходимых условий для результатов соответствующей хозяйственной, экономической деятельности, технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений и транспортных средств, а следовательно, отсутствует финансово-хозяйственная деятельность, поэтому соглашения, заключенные ЧП «А» с ЧП «С», не влекут за собой реального наступления правовых последствий.

По результатам проверки органом ГНИ вынесено налоговое уведомление-решение, которым истцу было начислено денежное обязательство по НДС по основному платежу в размере 23 385,00 грн., по штрафным (финансовым) санкциям — в размере 1,00 грн.

Давая оценку обжалованному решению, суд исходит из следующего.

В соответствии с действующим законодательством НДС является налогом на потребление товаров (работ, услуг) на таможенной территории Украины, и плательщиком его выступает каждый субъект (юридическое или физическое лицо), являющийся потребителем этих товаров (работ, услуг), независимо от факта происхождения товаров. При этом лица при условии регистрации их в качестве плательщиков НДС имеют право возмещать свои расходы по уплаченному налогу за счет налога, полученного с покупателя. То есть применяется косвенный метод оценки добавленной стоимости — метод налогового кредита, а именно: сумма НДС, подлежащая уплате в бюджет, определяется как разность между суммами налога, полученными от покупателей, и суммами налога, уплаченными поставщикам.

Необходимым условием для отнесения уплаченных в цене товаров (услуг) сумм НДС является факт приобретения товаров и услуг в целях их использования в хозяйственной деятельности.

Таким образом, налоговый кредит для целей определения объекта обложения НДС должен быть фактически осуществлен и подтвержден надлежащим образом составленными первичными документами, отражающими реальность хозяйственной операции, являющейся основанием для формирования налогового учета плательщика налогов.

Как указывалось выше, истцом с ЧП «С» был заключен договор о предоставлении дизайнерских услуг.

На требование суда предоставить истцом документы в подтверждение фактического получения им указанных услуг в соответствии с налоговыми накладными были предоставлены заявки на выполнение дизайнерских услуг, акты приемки-передачи выполненных работ, счета-фактуры и платежные поручения.

Анализируя указанные первичные документы, суд установил, что в них не конкретизированы содержание и объем выполнения хозяйственных операций по предоставлению дизайнерских услуг, как это предусмотрено действующим законодательством и условиями договора.

Так, выписанные налоговые накладные в графе «номенклатура постачання товарів/послуг продавця» содержат только название «дизайнерські послуги, 1000 шт.». Однако конкретные виды работ, компьютерные разработки, проекты, их названия и количество не указаны.

Кроме того, согласно договору обязанностями исполнителя являются выполнение предварительного проектирования работ в двухдневный срок в письменном виде, расчет и выполнение подготовительных работ для выполнения задания в указанный срок, выполнение оценки стоимости работ исходя из конъюнктуры рынка и ее согласование с заказчиком в письменном виде.

Суду не предоставлены предварительные проекты работ по выполнению дизайнерских услуг, которые были бы согласованы для выполнения в соответствии с вышеуказанным договором.

Кроме того, суд отмечает, что предоставленные как результаты компьютерной разработки по подбору и расстановке офисной мебели распечатки чертежей (эскизов) мебели без указания названия и конкретизации офисных помещений не позволяют установить причинно-следственные связи, что именно указанные чертежи являются компьютерной разработкой для выполнения договора о предоставлении дизайнерских услуг и что их стоимость соответствует стоимости, указанной в первичных документах, поскольку отсутствуют расчеты такой стоимости.

К тому же предоставленные эскизы не соответствуют количеству, указанному в налоговых накладных, ведь согласно этими накладным общее количество выполненных дизайнерских услуг составляет 5000 шт.

Также суду не предоставлены доказательства, что дизайнерские услуги были необходимы истцу для использования в хозяйственной деятельности, не предоставлены доказательства их реализации в дальнейшем, поскольку, как установлено судом, основным видом деятельности истца в проверяемый период была оптовая торговля мебелью. Документальное подтверждение того, что поставка и продажа мебели должны были сопровождаться предоставлением дизайнерских услуг, суду также не предоставлены.

Учитывая изложенные обстоятельства, суд пришел к выводу об отсутствии экономической обоснованности полученных ЧП «А» дизайнерских услуг, отсутствии в налоговых накладных таких обязательных реквизитов первичного документа, как содержание и объем хозяйственной операции, а также несоответствии стоимости дизайнерских услуг стоимости, указанной в налоговых накладных, что в совокупности свидетельствует о неподтверждении надлежащими первичными документами реального получения дизайнерских услуг от ЧП «С» и их связи с хозяйственной деятельностью истца.

Также судом установлено, что истцом в проверяемый период в состав налогового кредита была включена стоимость услуг по доставке мебели и канцтоваров, выполнявшихся в соответствии с договором о предоставлении услуг по транспортировке товаров от 23.12.2010 г., заключенным истцом с ЧП «С».

Для подтверждения фактического получения истцом услуг в соответствии с указанными налоговыми накладными, содержания этих услуг, их объема, а также связи с хозяйственной деятельностью истца были предоставлены заявки на выполнение услуг, акты приемки-передачи выполненных работ, счета-фактуры, платежные поручения и товарно-транспортные накладные.

Анализируя указанные документы, суд установил следующее.

Выписанные налоговые накладные в графе «номенклатура постачання товарів/послуг продавця» содержат только название «за доставку, розвантаження та розпаковку товару, 1000 шт.». Однако конкретные виды мебели или же канцтовары с указанием артикулов, их названия и количества не внесены.

Кроме того, в заявках и актах приемки-передачи по доставке мебели не указаны количество и виды мебели, подлежащие доставке. Также в первичных документах не конкретизированы доставленные канцтовары.

Что касается товарно-транспортных накладных, предоставленных истцом в подтверждение изменений в структуре активов, а также в подтверждение связи с хозяйственной деятельностью, судом установлено, что согласно договору от 23.12.2010 г. заказчик (ЧП «А») предоставляет программу работ для исполнителя и назначает своего материально ответственного экспедитора для приема товаров от поставщика, контроля его сохранности в период транспортировки и передачи товаров потребителю.

В соответствии с положениями ст. 9 Закона № 1955 факт предоставления услуги экспедитора при перевозке подтверждается единым транспортным документом или комплектом документов (железнодорожных, автомобильных, авиационных накладных, коносаментов и т. п.), отражающих путь следования груза от пункта отправления до пункта назначения.

В предоставленных истцом товарно-транспортных накладных не конкретизирован путь следования груза (указаны только названия городов), кроме того, отсутствуют ссылки на номера путевых листов, к которым они выданы, что делает невозможным определение расстояния перевозки товара, количества километров, объема использованного горючего и т. п.

Не предоставлены суду также доказательства, удостоверяющие фактическую передачу товара и фактическую перевозку товарно-материальных ценностей, места поставки, ФИО ответственного лица за получение товарно-материальных ценностей с указанием номера доверенности на такое получение, или другие документы о реальности и товарности проведенных операций

Кроме того, согласно требованиям действующего законодательства первичные документы должны составляться при осуществлении хозяйственной операции, а если это невозможно — непосредственно после ее окончания.

Судом установлено, что выписанные налоговые накладные на предоставление услуг по транспортировке датированы 18.01.2011 г., 03.02.2011 г. и 15.02.2011 г., вместе с тем даты товарно-транспортных накладных, предоставленных истцом для подтверждения предоставления определенных в этих накладных услуг, не совпадают с датами налоговых накладных.

Также количество и виды товаров, указанные в товарно-транспортных накладных, не соответствуют данным в налоговых накладных и актах выполненных работ.

В частности, количество перевезенной мебели и канцтоваров определяется в налоговых накладных тысячами штук (1000 шт.), однако в предоставленных товарно-транспортных накладных такое количество значительно меньше (например, согласно товарно-транспортной накладной от 02.02.2011 г. количество перевезенного товара: бумага 80 А4 — 200 шт., тетрадь (48 лист.) — 20 шт. и т. п.).

Учитывая вышеуказанное, суд пришел к выводу, что истец первичными документами не подтвердил факт получения от ЧП «С» услуг по доставке товаров и их связи с хозяйственной деятельностью истца.

Кроме того, суд отмечает, что вся первичная документация, предоставленная истцом, содержит подписи Лица 1 как директора (руководителя) — контрагента истца ЧП «С».

Вместе с тем согласно специальному извлечению из Единого государственного реестра юридических лиц и физических лиц — предпринимателей от 15.06.2011 г. учредителем, руководителем и единственным лицом, имеющим право совершать юридические действия от имени ЧП «С» без доверенности, в том числе подписывать договоры, является Лицо 2.

Доказательства того, что Лицо 1 имело право в проверяемый период заключать договоры и подписывать первичные документы от имени ЧП «С», суду не предоставлены.

Учитывая указанное, предоставленные истцом первичные документы не содержат обязательных реквизитов, в частности данных о содержании и объеме хозяйственной операции, а выданные налоговые накладные подписаны лицом, не имеющим таких полномочий.

Кроме того, суд принял во внимание тот факт, что среди видов деятельности ЧП «С» отсутствует предоставление дизайнерских услуг или же услуг по перевозке товарно-материальных ценностей.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что истцом не подтверждены надлежащими первичными документами и не предоставлены доказательства реального получения дизайнерских услуг и услуг по доставке мебели и канцтоваров и их связь с хозяйственной деятельностью.

Учитывая отсутствие документов, которые могли бы достоверно свидетельствовать о фактическом получении истцом вышеуказанных услуг, а именно: предварительных проектов компьютерной разработки, товарно-транспортных накладных, которые бы удостоверяли фактическую передачу товара и фактическую перевозку товарно-материальных ценностей, места поставки, ФИО ответственного лица за получение товарно-материальных ценностей с указанием номера доверенности на такое получение, или других документов о реальности и товарности проведенных операций, по которым можно было бы установить, каким лицом осуществлялась транспортировка, места отгрузки товара, лиц, осуществлявших прием и отгрузку этого товара, суд пришел к выводу о неподтвержденности реальности хозяйственных операций, которые могут быть объектом обложения НДС.

Предоставленные истцом документы не позволяют установить причинно-следственные связи, что дизайнерские услуги и услуги по перевозке предоставлялись именно ЧП «С» и в том объеме, количестве и на сумму, которая была включена в состав налогового кредита истца.

Следовательно, истцом не доказаны обстоятельства, положенные в основу иска, и, соответственно, не опровергнуты заключения проверки ответчика.

Учитывая установленные проверкой нарушения, подтвержденные в ходе судебного разбирательства, ответчиком правомерно сделан вывод о занижении истцом НДС в размере 23 385 грн. в указанный период и правомерно применены штрафные санкции.

Таким образом, Окружным административным судом в удовлетворении иска ЧП «А» полностью отказано.
Перечень использованных документов
Налоговый кодекс — Налоговый кодекс Украины от 02.12.2010 г. № 2755-VI
Закон № 1955 — Закон Украины от 01.07.2004 г. № 1955-IV «О транспортно-экспедиторской деятельности»
http://stopfake.org/ Бывают такие решения, после принятия которых тараканы в голове аплодируют стоя.
Аватар пользователя
VOA
 
Сообщений: 5119
Зарегистрирован: 07 сен 2012, 21:37
Благодарил (а): 1786 раз.
Поблагодарили: 1978 раз.

UNREAD_POST Елена Уварова » 15 апр 2013, 12:40

Всегда бы так :)
Презумпция добросовестности налогоплательщика. Достаточность первичных документов для обоснования реальности хозопераций.

ВИЩИЙ АДМІНІСТРАТИВНИЙ СУД УКРАЇНИ
П О С Т А Н О В А
"03" квітня 2013 р. м. Київ К/9991/38114/12

...
Як вбачається з установлених судами обставин справи та підтверджується наявними у справі доказами, для виконання своїх договірних зобов'язань з поставки послуг з комплексного рекламного обслуговування перед третіми особами позивачем було замовлено рекламні послуги у ТОВ «Леокос» та у ТОВ «Рейнкол» за договорами від 05.01.2009 № 0501/1 та від 09.01.2009 № 1601/1 (з урахуванням додатків до них).

Відповідні послуги були прийняті позивачем за актами приймання-передачі та оплачені на підставі виставлених постачальниками рахунків-фактур у повному обсязі (що підтверджується виписками з банківського рахунку Товариства).

Судова практика вирішення податкових спорів виходить з презумпції добросовісності платників та інших учасників правовідносин у сфері економіки. У зв'язку з цим презюмується, що дії платника, результатом яких є отримання податкової вигоди, вважаються економічно виправданими, а відомості, що містяться у податковій та бухгалтерській звітності платника, - достовірні.

Подання платником до контролюючого органу усіх належним чином оформлених первинних документів, передбачених податковим законодавством, з ціллю отримання податкової вигоди є підставою для її отримання, якщо податковий орган не доведе неправдивість, недостовірність або суперечливість відомостей, що містяться у таких документах.

Доводи ж податкового органу про отримання платником необґрунтованої податкової вигоди мають ґрунтуватись на сукупності доказів, що безспірно підтверджують існування обставин, які виключають право платника, зокрема, на формування податкового кредиту.

Однак у справі, що переглядається, податковим органом не доведено існування таких обставин.

Нікчемність названих договорів та безтоварність спірних господарських операцій між позивачем та ТОВ «Леокос» і ТОВ «Рейнкол», податкова інспекція обумовлює реєстрацією цих товариств на підставну особу (ОСОБА_3). Однак порушення порядку реєстрації юридичної особи не є імперативною ознакою протиправності її діяльності та не може розцінюватися як беззаперечне свідчення фіктивності усіх господарських операцій, здійснюваних такою особою.

За это сообщение автора Елена Уварова поблагодарили: 4
Roomrocks, tan, VOA, Игорь Забута
Елена Уварова
 
Сообщений: 107
Зарегистрирован: 21 фев 2012, 13:18
Благодарил (а): 40 раз.
Поблагодарили: 92 раз.

Пред.След.

Вернуться в ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

Кто сейчас на форуме

Зарегистрированные пользователи: Ads, Gb, Ya

cron